НОВОСТИ ФУТБОЛА | СТАТЬИ | ОБЗОРЫ | ВИДЕО | РЕЗУЛЬТАТЫ LIVE | КОНТАКТЫ | КОТИРОВКИ
    

###Хиддинк: "Жеребьевку смотреть не смог" ###

После поражения в Мариборе главный тренер сборной России около десяти минут отвечал на вопросы российских журналистов у автобуса нашей команды. Вчера по телефону он дал обозревателю "СЭ" свое первое интервью с того горького дня.

НИ КОНТРАКТОВ, НИ ПЕРЕГОВОРОВ

- Как прокомментируете появившуюся в прессе информацию о подписании вами контракта со сборной Турции?

- На слухи я стараюсь не обращать внимания, тем более что их чаще всего распространяют источники, специализирующиеся на сплетнях. Но в данном случае промолчать не могу, поскольку этот вопрос затрагивает мою честь и репутацию. Прежде чем вести переговоры с кем бы то ни было, я поставил бы об этом в известность РФС. А потому хочу вас заверить: в этом слухе нет ни доли правды.

Мои взаимоотношения с работодателями всегда строились на принципах прямоты и честности. И точно так же могу заявить: я не подписывал ни с кем контрактов и даже не вел переговоров - ни с клубами, ни с федерациями. Хотя, не скрою, многие этих переговоров хотят. Но я всем сказал "нет".

У меня есть достаточно времени, чтобы подумать о будущем и принять правильное решение в отношении дальнейшей работы в России. Мой контракт заканчивается в конце июня, и я намерен выполнить его до конца, и лишь к тому моменту определиться с планами. Скоро предстоят выборы нового президента РФС, и пока с этим вопросом, а значит, и с дальнейшей стратегией российского футбола ясности нет. Значит, мне не остается ничего иного, как ждать.

- В Москву до конца года собираетесь?

- В этом нет никакого смысла. Во-первых, в ближайшие дни в России заканчивается футбольный сезон. Во-вторых, к концу декабря будут выдвинуты кандидатуры на пост президента РФС, в феврале он окажется избран. Знаю, что исполняющим обязанности президента футбольного союза является уважаемый Никита Симонян, но до избрания нового руководителя решать какие-либо глобальные вопросы некому.

В то же время есть оперативная работа. Я не забываю, что действие моего контракта с РФС продолжается, и, в частности, необходимо решать проблемы на ближайшие полгода. В начале марта нам предстоит товарищеский матч, соперник в котором еще не определен. Вместе с моим штабом занимаемся и этим, и другой, что называется, исполнительной работой и будем заниматься ею еще минимум полгода.

- На жеребьевку отборочного турнира Euro-2012, которая состоится 7 февраля, собираетесь?

- Да.

- Каковы шансы, что вы останетесь во главе сборной России и на ближайшие два года?

- До назначения нового президента РФС и общения с ним говорить на эту тему рано. Нужно понять, какова его стратегия развития футбола в стране, каким будет бюджет федерации, как будут решаться многие другие вопросы. При этом не могу сказать, что определяющим с моей стороны будет первый же разговор с новым президентом. Любому человеку нужно время, чтобы осмотреться, и это надо понимать.

- Был ли заключительный разговор с Виталием Мутко?

- Он был в раздевалке в Мариборе и вел себя очень доброжелательно и достойно. То же могу сказать о Романе Абрамовиче и Сергее Капкове, которые также пришли в раздевалку в столь трудный момент. Это было по-спортивному и по-джентльменски.

НЕ ВЕРЮ, ЧТО НАС НЕТ НА ЧЕМПИОНАТЕ МИРА

- Наблюдали ли за церемонией жеребьевки финальной стадии ЧМ-2010?

- Нет. Я был так расстроен непопаданием нашей команды в Южную Африку, что просмотр жеребьевки причинил бы мне глубокую боль. Вообще все время, прошедшее после матча в Мариборе, я не мог делать практически ничего. Опустошение и разочарование были огромными.

- Александр Бородюк рассказал мне, что, когда после прилета из Словении в аэропорту вы присели в кафе, чтобы выпить по чашке кофе, он взглянул в ваши глаза и понял: вы по-прежнему не верили в реальность происшедшего.

- Так и было. Честно скажу, до конца не верю в это и сейчас.

- Правда ли, что вы заявили: в ЮАР во главе других сборных, будь то даже хозяева, не поедете, потому что это будет нечестно по отношению к игрокам сборной России?

- Да, так и есть. Во-первых, почти все команды, которые прошли отбор со своими тренерами, с ними же и поедут в Южную Африку. Но даже если та или иная федерация предложит мне возглавить сборную на чемпионате мира - откажусь. Это было бы возможно, только если бы я пробился туда с командой, которую возглавлял в отборочном цикле.

- Ездили ли куда-то после Словении, чтобы развеяться, или проводили время дома?

- Дома. Сейчас стало чуть-чуть легче, и в ближайшее время я собираюсь хотя бы выбраться на футбол - в Англии, Голландии, на матчи Лиги чемпионов. До сих пор не был ни на одной игре, потому что после происшедшего для меня это было невыносимо. Для меня это были страшные дни.

- Одни из худших в жизни?

- Уточню: в спортивной жизни.

- С чем вы можете сравнить эмоции от этого поражения?

- Только с двумя матчами. Во-первых, с полуфиналом ЧМ-98 Голландия - Бразилия, который мы проиграли в серии пенальти. Во-вторых, с недавним полуфиналом Лиги чемпионов "Челси" - "Барселона", где мы пропустили роковой гол в самом конце игры.

АБСОЛЮТНО НЕ ЖАЛЕЮ О ЗАМЕНЕ В ПЕРВОМ МАТЧЕ

- Наверняка вы все это время копались в себе. Пришло ли понимание, где ошиблись - в процессе ли восстановления после первого матча, в мариборской схеме, в заменах?

- Конечно, я по сей день пытаюсь разобраться в том, что произошло, задаю себе весьма жесткие вопросы. И пытаюсь понять, что, к примеру, привело к голу словенцев в концовке первого матча, который во многом предопределил события во втором. Но у тех выводов, к которым я прихожу, в любом случае нет точных доказательств. Ты проиграл - значит, ты должен был что-то сделать по-другому. Но где уверенность, что в этом случае результат был бы иным? Тем не менее в подобных ситуациях я всегда виню себя.

- Если бы вам дали возможность повторить все заново, что сделали бы по-другому?

- Не буду отвечать на этот вопрос только по одной причине. Потому что в этом случае разговор зайдет об отдельных игроках. А этого я не хочу делать ни в коем случае. Мы вместе радовались победам и вместе расстраиваемся поражениям.

- Позволю себе озвучить свои мариборские впечатления: в отличие от словенцев наша команда не играла под лозунгом "победить или умереть".

- Я с вами согласен. В Москве мы должны были выиграть со счетом 2:0 или даже 3:0. В этом матче все были сконцентрированы до предела. В Мариборе, к сожалению, такого не было. Словенцы больше жаждали победы. Причем касается это как первого, так и второго тайма. Мы не представляли собой кулак, которым можно со всей силы ударить по сопернику.

- Но почему?

- Такое иногда случается. Для всей команды был плохой день. Многие игроки не смогли показать то, на что способны. Отдельные футболисты сами признались, что не могут демонстрировать свою привычную игру. А вот почему - до конца нам только предстоит разобраться.

- Проблема была в физподготовке или психологии?

- Одно неотделимо от другого. Команда проигрывала единоборства, играла слишком пассивно. И, повторюсь, во втором тайме по сравнению с первым мало что изменилось.

- Разве к поединку подобного масштаба футболисты не должны подходить совсем иначе?

- Это не так легко. Большие команды действительно в нужный момент способны показывать максимум. Значит, мы большой командой пока до конца стать еще не успели.

- Вы не нашли нужных слов, чтобы команда была максимально заведена, или игроки должны настраивать себя на такие матчи сами?

- У меня нет ответа на этот вопрос. Мы старались, но что-то не сработало. А на личности игроков, как я уже сказал, переходить не хочу и не буду.

- Может, еще в первом матче не стоило менять Семака на Быстрова?

- Мы опять начинаем говорить об отдельных игроках…

- Не совсем. Скорее о том, что, возможно, стоило сохранить счет 2:0, а не рисковать, стремясь увеличить преимущество.

- При счете 2:0 после замены у нас были очень хорошие шансы. В том числе у того же Быстрова. Я не из тех тренеров, которые ориентированы на оборону, и сутью стиля российской команды, который и принес ей результаты, является атака. Опыт работы в футболе подсказывал мне, что, допустим, если мы выпустим еще одного защитника, а соперник усилит атаку, то нам придется играть очень глубоко, у собственной штрафной. А в этом случае в том или ином эпизоде, но наша защита даст сбой. Поэтому я абсолютно не жалею об этой замене.

- А не кажется ли вам, что в Мариборе, выпустив в стартовом составе Янбаева и играя с двумя центральными хавбеками вместо трех, вы перехитрили сами себя?

- Тактические вопросы я пока обсуждать не готов. Но, конечно, необходимо тщательно оценить для самого себя - и для нашей команды - все, что происходило в этом матче. Однако доказательств, что при ином выборе получилось бы иначе, нет. Это не математика, а футбол.

- Может, вы просто не хотите публично озвучивать свои выводы?

- В детали вдаваться действительно не хочу. Скажу одно: мы сыграли плохо. И ответственность за это несем все мы. Естественно, включая меня.

ОБВИНЕНИЯ ФУТБОЛИСТАМ - ЭТО И ОБВИНЕНИЯ МНЕ

- Знаете ли вы о той грязи, которая льется на игроков сборной по телевидению, в прессе и даже в парламенте?

- Кое-что знаю. Насчет парламента - не знаю, его ли это дело судить о футболе. Первый канал, на мой взгляд, уважаем в России. Ему не пристало тиражировать неподтвержденные обвинения и слухи. Должны быть прямые доказательства. Повторяю: именно прямые. Заявления, будто футболисты сидели в ресторане в пять утра в день игры, весьма серьезны. Если бы я получил точные подтверждения, что такое было, каждый из этих игроков был бы отлучен от сборной до тех пор, пока я ею руковожу.

В свое время у нас в команде были минимальные инциденты, после которых я предупредил игроков: не делайте глупостей, иначе последствия будут серьезными. С тех пор все было в порядке. Никаких доказательств противного у меня не было и нет. Одно дело - предъявлять веские доказательства, другое - предъявлять ложные обвинения, которые ведут к созданию враждебной атмосферы вокруг сборной. Если этим занимаются "дешевые" СМИ - к их информации все соответствующим образом и относятся. Но когда речь идет о федеральном канале, который смотрит вся страна, - нужна четкая и предметная аргументация. И я через "СЭ" хотел бы потребовать от Первого канала и его боссов такой аргументации. То, что прозвучало на данный момент, по моему мнению, таковой не является.

- Вы абсолютно убеждены, что ваши футболисты во время подготовки к игре вели себя как настоящие профессионалы?

- Естественно, я не сплю в комнатах футболистов. И не буду спать. Но факт, что во время матча в Москве наша команда выглядела отлично, в том числе и физически. Когда игроки пьют до пяти утра, они десять минут побегают - и больше не могут. Здесь же такого не было и в помине. То же касается и домашнего матча с Германией.

- Один парламентарий договорился до того, что россияне продали игру Словении при посредничестве букмекерских контор.

- Опять же - пусть назовет имена и предъявит доказательства! В противном случае я скажу, что единственная цель всех этих "больших ртов" - создать вокруг сборной плохую атмосферу. Понимаю, что все разочарованы поражением. Но это не повод бездоказательно обвинять игроков. Я, может быть, разочарован больше всех. Однако никогда не позволю себе опускаться до такого уровня и подобных подозрений.

- Обвинения в их адрес вы распространяете и на себя?

- Безусловно. Потому что я отвечаю за эту команду. И если футболистов обвиняют в нарушениях дисциплины - значит, этому потворствовал я как главный тренер.

- Истерика, творящаяся сейчас в России, не разочаровала вас в стране как таковой?

- Нет. После таких болезненных неудач атмосфера разочарования царит всегда и везде. Но важно, чтобы это разочарование не выливалось в лживые обвинения в адрес тех, кто это не заслуживает.

- Со всех сторон сейчас доводится слышать, что нельзя сборной России готовиться к матчам в отеле, расположенном в центре Москвы. Нужна, мол, атмосфера загородного затворничества.

- Это психология 50-х годов XX века. Разве мы плохо сыграли домашний матч со Словенией? Разве мы провалили матч с Германией? Разве мы вышли неподготовленными на домашние поединки с Финляндией в этом цикле и с Англией - в предыдущем? А ведь ко всем этим матчам мы готовились именно в гостинице на Тверской улице. Так что не надо связывать вещи, которые не имеют между собой ничего общего.

- Тем более что жить вам негде - своей базы у сборной России нет.

- Это еще один вопрос. Все время работы со сборной России я просил о многих вещах. Во-первых, о тренировочном центре, где могла бы тренироваться не только первая команда страны, но и молодежная и юношеские команды. Во-вторых, об учреждении турниров, на первых порах хотя бы региональных, где бы могли постоянно играть 18-19-летние футболисты. Но все это так и не состоялось, и игроки этого возраста, не имея постоянной игровой практики, пропадают. В то же время хочу подчеркнуть, что все вышеназванное не имеет ничего общего с нашим поражением в Мариборе.

ЕЩЕ ДО ИГРЫ В МАРИБОРЕ РЕШИЛ, ЧТО УЛЕЧУ С КОМАНДОЙ

- Что, по-вашему, произошло с Аршавиным?

- Не знаю. Он был очень недоволен своим выступлением, отнесся к собственной игре крайне критично. В то же время это один из немногих в России игроков мирового уровня. Мы должны гордиться теми, кто рекламирует российский футбол за границей.

- Есть ли у вас объяснения его неубедительной игре?

- Повторяю: не хочу рассуждать об отдельных игроках. Скажу только одно: все они - живые люди.

- Аршавин будет капитаном сборной, если вы останетесь во главе нее?

- У нас еще достаточно времени, чтобы об этом подумать.

- Есть такая версия: мол, после чемпионата Европы Хиддинк слишком полюбил этот состав. И был ему настолько благодарен, что это переросло в психологическую зависимость. А также невозможность вносить резкие изменения.

- Если это было бы так - значит, я больше не готов к серьезной работе.

- Правда ли, что после поражения у вас была возможность улететь на самолете Романа Абрамовича в Лондон, но вы решили лететь со сборной в Москву - чтобы показать, что вы с игроками заодно?

- Такая возможность действительно была. Но, когда мне это еще до игры предложили, я сразу сказал, что полечу только с командой. Вне зависимости от результата. Отделять себя от нее было бы неправильно.

- Удивились, когда игроки в самолете подошли к вам с просьбой остаться в сборной?

- Я в тот момент был абсолютно "мертвый". Меня просто не было. И тут они всей командой подошли и обратились с такой просьбой... Это лишний раз доказывает, какая хорошая атмосфера в этой команде. Поражение ее не разделило.

- Эта просьба повлияет на ваше окончательное решение?

- Об этом говорить слишком рано. Хочу добавить, что некоторое время назад мы обратились в федерацию с серьезным бизнес-планом, который помог бы зарабатывать для российского футбола немалые деньги. Посмотрим, какова окажется его судьба. Волнует меня и проект с чемпионатом для 18-летним, и строительство базы для сборной, и многое другое.

- Как оцениваете судейство ответного поединка?

- Не думаю, что оно напрямую повлияло на результат. Скажем, Кержаков принял не самое мудрое решение, пойдя ногой на уже зафиксировавшего мяч вратаря. Прямого удара не было, но была атака на голкипера, владеющего мячом. Мне кажется, этот фол тянул на желтую карточку. Тем не менее не стал бы говорить, что, будь предъявлено именно предупреждение, итог матча оказался бы иным.

- Если вы останетесь во главе сборной, то будете более мотивированы, чем в предыдущем цикле - чтобы доказать, что Марибор был случайностью?

- Гарантий, что мы больше никому и никогда не проиграем, дать не могу. В спорте так не бывает. Даже большие команды, с гораздо более серьезным победным опытом, чем у нас, порой проигрывают. Тем не менее амбиций у меня по-прежнему много. И энергии - тоже.

Говорить, что моя мотивация будет большей, чем раньше, неправильно. Она у меня всегда одна и та же. Я всегда хочу быть на вершине. И сейчас, поверьте, я разочарован даже больше, чем многие люди в России.



Топ клубов мира


Топ игроков


Лучшие сборные

© Сайт про Гуса Хиддинка - при публикации на вашем сайте наших материалов прямая ссылка обязательна!