НОВОСТИ ФУТБОЛА | СТАТЬИ | ОБЗОРЫ | ВИДЕО | РЕЗУЛЬТАТЫ LIVE | КОНТАКТЫ | КОТИРОВКИ
    

###Александр Бухаров: "Хиддинк зовет меня "Буха" ###

Лучшим игроком августа по оценкам "СЭ" стал нападающий "Рубина".

Он не устает повторять, что сейчас абсолютно счастлив. Травмы, из-за которых последние три сезона больше лечился, чем играл, наконец-то в прошлом. "Рубин" - на первой строчке, сам Бухаров среди лидеров в гонке бомбардиров. К тому же впервые пригласили в сборную.

Еще недавно все было иначе. Немногие знают, что карьера 24-летнего форварда не раз могла оборваться, толком не начавшись. И дело не только в травмах.

* * *

- Сегодня есть объяснение, почему до "Рубина" вы ни в одном клубе не задержались?

- Не хватало профессионализма. Я был слишком вспыльчивым. Из-за этого случались конфликты. Когда заиграл в "Рубине", многое переосмыслил.

- Мозги Курбан Бердыев вправил?

- Да. Хотя и с ним на первых порах не все было гладко.

- Ваш агент Виктор Панченко не скрывал, что у вас тяжелый характер: "В юности Бухаров из-за этого натерпелся. Однажды подрался на тренировке с партнерами - и Саше пришлось уйти из команды".

- Во-первых, Панченко давно не мой агент. Во-вторых, он что-то перепутал. Никто за драки меня не выгонял. Да и махал кулаками я в последний раз в краснодарском спортинтернате.

- Почему перестали работать с Панченко?

- Сейчас мне агент не нужен. Без него не обойтись, когда собираешься менять клуб. Я же из "Рубина" уходить не собираюсь. Контракт рассчитан еще на два года. Меня все устраивает.

- Давайте по порядку. Как получилось, что ваш талант в родных Челнах не разглядели?

- Лет в 17 у меня был шанс оказаться в "КАМАЗе". Клуб предлагал пятилетний контракт. Но когда озвучили зарплату, я рассмеялся: "Вы что, издеваетесь?"

- Скромные были условия?

- Не то слово! 500 рублей в месяц! В "КАМАЗе" такое было в порядке вещей. Деньги молодым давали смешные, зато к клубу старались привязать надолго. Поэтому двинул в Москву.

- Куда именно?

- В дубль ЦСКА. Прошел два сбора. Олег Малюков, который тренировал дублеров, сказал: "Ты нам подходишь". Но в последний момент все сорвалось из-за перелома ключицы.

- Как вас угораздило?

- Обидно вышло. На выходные улетел в Челны. Там решил с ребятами поиграть в футбол и неудачно упал. Больше ЦСКА обо мне не вспоминал.

- Хоть кто-то из того состава дорос до армейской основы?

- По-моему, один Акинфеев. Игорь на год младше, но мы еще в детских командах друг против друга играли. Он уже тогда выделялся. Никто из мальчишек не мог добить мяч от ворот до ворот. А Акинфеев - легко. Удар поставленный, сила в ногах сумасшедшая!

* * *

- Чем запомнилось пребывание в Краснодаре?

- Сначала оказался в интернате, оттуда перешел в "Краснодар-2000". Правда, сыграл за него всего двадцать минут. Вышел на замену, заработал пенальти, выиграли. Но после матча меня из команды отправили.

- Причина?

- До сих пор загадка. Главный тренер Николай Южанин ничего не объяснил. Просто прислал администратора, который вручил билет до Набережных Челнов: "Свободен. Возвращайся домой".

- Неужели никаких версий?

- Абсолютно! Жаль, больше с этим тренером не встречались, а то бы поинтересовался, чем же не угодил.

- Может, виной вспыльчивость, о которой вы упомянули в начале разговора?

- В том-то и дело, что с Южаниным никаких конфликтов не было. Вот в дубле "Черноморца", куда позже попал, с тренером действительно не поладил.

- Из-за чего?

- Он доверял местным ребятам, я же маялся в запасе. Кому это понравится? Поговорили на повышенных тонах - и с Новороссийском пришлось попрощаться. А потом мне вообще стало не до футбола.

- Что произошло?

- Умер отец. В 47 лет, от инфаркта. Родители в Челнах торговали на вещевом рынке. Мама уехала в Москву за товаром. Отец стоял за прилавком. В тот день была страшная жара, и он почувствовал себя плохо. Но на это никто не обратил внимания. Даже "скорую" не вызвали, хотя отца еще можно было спасти. Два часа он так мучился. И умер.

- Кошмар.

- На какое-то время я впал в ступор. Ничего не хотелось. Мы остались втроем - мама, старшая сестра и я. Трудный был период. Долги, денег ни на что не хватало… Полгода я сидел без клуба. Заявился, помню, от безысходности на первенство республики. Дворовый уровень, играли то на огородах, то на "бетонке". Честно говоря, в приличную команду попасть уже не надеялся. От меня и Панченко отвернулся. Наверное, тоже не верил, что из Бухарова выйдет толк. Только первый тренер Наиль Саидов поддерживал: "Сашка, ты, главное, футбол не бросай. Работай, а я что-нибудь придумаю".

- Придумал?

- Именно благодаря Саидову перебрался в Казань. Он договорился с тренерами дубля "Рубина", чтобы меня просмотрели в деле. Взяли с третьего раза. Смущал лишний вес, который успел набрать за полгода. Но я быстро привел себя в порядок.

- Отблагодарили первого тренера?

- Перед подписанием контракта настояли с агентом, чтобы клуб купил Саидову квартиру в Казани. Там Наиль Хакимович и живет. Ходит на все матчи "Рубина". Анализирует мою игру, подсчитывает технико-тактические действия. Мы постоянно общаемся. А пробиться в основной состав "Рубина" помог случай. В 2005-м меня заявили за дубль. Играл там, пока в начале второго круга не дисквалифицировали на десять матчей. На премьер-лигу санкции, слава богу, не распространялись, и тренерам ничего не оставалось, как перевести меня в первую команду.

- За что же огребли такую дисквалификацию?

- В протоколе написано: "за удар арбитра". Давно на него зуб имел. Дубль "Рубина" этот товарищ регулярно засуживал. Что ни матч - скандал. В той игре опять поставил нам "левый" пенальти - вот я и не сдержался. Подлетел к судье, оттолкнул - тот упал. И сразу вытащил красную. Теперь понимаю: повезло! Если бы не этот эпизод, я бы, возможно, так и не выбрался из дубля. Талантливых ребят там было полно, но до основы никто, кроме меня да Ленара Гильмуллина, не дотянул. Бердыев потом рассказал, чем я ему приглянулся.

- И чем?

- Агрессивностью. Ты, говорит, никого не боялся, на тренировках всех топтал, лез напролом. И это в команде, где почти не было игроков моложе тридцати!

- С Гильмуллиным вы ведь дружили?

- Он был моим лучшим другом. Сблизились еще в дубле. Вместе отпуск проводили, в Египет ездили. Ленар славный был парень. Открытый, дружелюбный, заводной. Не слышал, чтобы о нем кто-то отзывался плохо. Первый год после его смерти я не мог смотреть на фотографии Ленара - на глаза сразу слезы наворачивались.

- Вы были у него на дне рождения в тот роковой вечер?

- Я рано уехал - сильно устал и очень хотел спать. Как же потом себя корил! Останься я с Ленаром в ресторане до утра, ни за что бы не подпустил его к мотоциклу.

- Чем закончилось следствие?

- Как обычно у нас - ничем. Мотоциклиста, который увез Ленара, долго не могли найти. А когда нашли - почему-то отпустили. Все так и осталось безнаказанно.

* * *

- Начиная с сезона-2006 травмы преследовали вас по пятам.

- Это правда. Причем в первый раз сломался на ровном месте. Играли двусторонку на базе. За верховой мяч боролся с Колинько и Салуквадзе. Выпрыгнул, не успел скоординироваться и упал так, что колено развернуло.

- Сразу поняли, насколько все серьезно?

- Нет, хотя такой боли не испытывал никогда. Казалось, оторвали ногу. Подлетает врач: "Что с тобой?" А я только ору от боли да матерюсь. Колено обложили льдом. Кто-то сбегал за костылями. На них и поковылял к корпусу. Вдруг ужасно захотелось сладкого. Вроде и больно, и страшно - а у меня все мысли о конфетах. В столовой набрал горсть. Сижу, жую - и не могу остановиться. Шок. Заходит врач: "Не переживай, у тебя мениск". Потом выяснилось: он уже знал, что полетели еще крестообразная и боковая связки, но решил меня поберечь.

- Точный диагноз услышали в Германии?

- В клинике доктора Айхорна. Перед этим облазил интернет, изучал, что такое мениск, сколько займет восстановление. Полагал, недельки через три буду играть. Поэтому слова Айхорна, что на полгода о футболе придется забыть, были как снег на голову. Едва восстановился - опять с коленом беда. Надорвал ту самую связку, которую вшили. Немцы успокоили: "Операции не потребуется. Лечение займет два месяца".

- Вот только мучения на этом не закончились?

- На первой же тренировке в общей группе под меня подкатились - и колено снова "улетело". Теперь на место разорванной связки поставили сухожилие из бедра. "Настоящий канат, - подбодрил Айхорн. - Он уже никогда не порвется. Но учти: десять месяцев к мячу не подходи". В общей сложности потерял два года.

- Когда игрок долго травмирован, в какой-то момент начальство начинает смотреть сквозь него. Всем видом давая понять: хватит мучить себя и других. Знакомая картина?

- Нет-нет. Несмотря на то что столько пропустил, поддержку тренеров и руководства ощущал всегда. Никто не торопил, давали спокойно восстановиться. Да о чем говорить, если именно в это время я подписал с "Рубином" новый контракт на очень хороших условиях. Такое отношение придавало сил.

- При этом от Бердыева год назад вам досталось за то, что избегаете стыков.

- Мы много беседовали на эту тему. Форму я набирал очень тяжело. Бегал еле-еле, боялся нагружать ногу, в борьбу не вступал. Страх уходил постепенно. Колено "закачивал" с утра до вечера. Сперва на поле наравне со всеми пахал, затем все отправлялись домой, а я еще два часа не вылезал из тренажерного зала.

- Какие слова Бердыева не забудете никогда?

- "Опустись на землю". Сказано было в 2006-м, незадолго до травмы. Перед этим выдал голевую серию, и Бердыеву показалось, что я маленько "зазвездил". Жесткий разговор получился и прошлым летом на австрийском сборе. Бердыев был недоволен моей игрой. На первый после Euro матч даже не включил в заявку. Вдобавок "Рубин" за большие деньги купил Адамова. Я уж думал, в Казани больше на меня не рассчитывают. К счастью, со временем все наладилось.

* * *

- За что чаще всего достается от Бердыева в этом году?

- В последнее время поводов для критики не давал.

- А штрафы часто были в вашей жизни?

- Часто. Только я их не платил.

- ???

- Бывало, возвращался из отпуска с лишним весом. Бердыев выписывал солидный штраф. Но к концу сбора я был как огурчик, и наказание автоматически снималось.

- Много приходилось сбрасывать?

- Около пяти килограммов. Из-за травм не мог в отпуске работать на полную катушку, отсюда и лишний вес. В этом году, например, таких проблем уже не было.

- В "Спартаке" до ухода в "Зенит" "штрафной" кассой заведовал Быстров. В "Рубине" такой человек есть?

- А как же - Шаронов. На нем и "штрафная" касса, и "черная".

- О "черной", если можно, поподробнее.

- В "черную" идут деньги для поваров базы, персонала. Скидываемся с премиальных, а Шаронов с Семаком сами решают, кому и сколько.

- Через "Рубин" прошла бездна легионеров. Кто больше всех поразил?

- Милошевич. Вот у него никогда лишнего веса не было, хотя кофе и шоколад поглощал в огромных количествах.

- Да еще курил как паровоз.

- На базе я Милошевича с сигаретой не видел. Разве что в ресторане. Между прочим, Саво в ближайшее время собирается наведаться в Казань: у него там немало друзей.

- Из легионеров, покинувших "Рубин", с кем не потеряли связь?

- С Ребровым. Хотя какой он легионер? Раньше созванивался с Калисто, который вернулся в Бразилию. Он тоже крестообразную связку порвал. Надеюсь, уже восстановился.

- Удивили недавние слова Реброва в интервью: "Я мешал Бухарову раскрыться"?

- Это шутка. Наоборот, Сергей мне здорово помог. Прежде я был какой-то несобранный, позволял себе разные вольности. Но когда целый год живешь в одном номере с таким человеком, как Ребров, очень быстро взрослеешь. Я видел, как он тренируется, как готовится к матчам. Даже не попадая в состав, ни разу не дал слабину. Ребров работал в "Рубине" лучше всех. В этом смысле конкурировать с ним может только Семак. Ребров - звезда, значительно старше меня, но мы успели подружиться. Общаемся и сейчас, когда он вернулся в Киев. И с вызовом в сборную Сергей поздравил.

- Кстати, о сборной. Как прошло знакомство с Хиддинком?

- На экране он совсем другой. Более важный. А когда сталкиваешься в жизни, моментально чувствуешь, насколько это добродушный и веселый человек. Заражает позитивом. На тренировках рабочий подсказ обязательно сопровождается какой-нибудь шуткой.

- Хиддинк любит сокращать фамилии игроков. Как обращается к вам?

- Буха. Коротко и ясно.

- Кто-то из форвардов на вопрос: "Самый неудобный защитник в чемпионате России?" - назвал Йиранека, кто-то - Родолфу. Кого назовете вы?

- Игнашевича. Агрессивный, прекрасно читает игру, часто действует на опережение. Вверху бороться с ним очень тяжело. Еще отмечу Березуцкого.

- Василия или Алексея?

- Я их не различаю. Но в этом году в ЦСКА играл больше Вася - значит, речь о нем.

- Тот же Игнашевич мечтает открыть пекарню. А у вас есть нефутбольная мечта?

- Обрести семью. Кажется, время пришло.

- Что мешает?

- Не встретил пока свою половинку. Ничего, скоро перееду в новую квартиру - может, тогда на личном фронте что-то изменится. Пока же живу с мамой и сестрой, которых перевез в Казань. В Челнах им делать нечего.

- Если выпадает выходной, что предпочтете - книжку, компьютер, телевизор, поход в ресторан?

- Просто отлежаться дома. Такая возможность появляется редко. В свободное время люблю поиграть в техасский покер. Захожу в интернет и участвую в разных турнирчиках. Деньги символические, зато азарта выше крыши.

- Закрытие в России казино вас, надо думать, не обрадовало?

- Ошибаетесь. В казино не играю. Покера в ноутбуке мне вполне хватает.



Топ клубов мира


Топ игроков


Лучшие сборные

© Сайт про Гуса Хиддинка - при публикации на вашем сайте наших материалов прямая ссылка обязательна!